• Объявления

Из рода Столыпиных

Известные имена на Кавказе

Из рода Столыпиных

Сообщение Антон » 16 окт 2013, 20:39

Данный доклад подготовлен в рамках проблемы изучения истории развития сельского хозяйства на Северном Кавказе.


Сегодня, чествуя имя выдающегося человека, Алексея Федоровича Реброва, вклад которого в освоении кавказских земель огромен, мы намерены познакомить участников Чтений с династией русских помещиков Столыпиных, чей труд по освоению нового края для России XVIII века, до сих пор остается в тени. Чаще всего их имена вспоминают совсем по другому поводу – как родственников поэта Михаила Юрьевича Лермонтова. Да и его-то чаще всего биографы воспринимают как потомка древнего шотландского рода, забывая о том, что Лермонтов вырос на русской почве, в русской среде, в среде своих русских родственников, в большой и дружной семье Столыпиных, где и уважали и ценили родственные связи, и в трудные минуты поддерживали друг друга.

Столыпины.


Род Столыпиных на Руси известен с ХVI века, поколенная роспись рода начинается с Григория Столыпина. Его внук Сильвестр, родившийся в 1617 году, за участие в русско-польской войне 1654-56 годов и за походы в Литву был пожалован царем Алексеем Михайловичем в дворяне, а также получил вотчину в Муромском уезде.


Но сельцо в Муромском уезде вотчиной не стало. Предприимчивый Сильвестр Афанасьевич приобрел земли в более плодородной Пензенской губернии, в селе Архангельском, которое получило новое наименование «Столыпино».


Алексей Емельянович, правнук Сильвестра Афанасьевича, родился в 1744 году и был отправлен на службу в Петербург, в лейб-компанию, в гренадерскую роту лейб-гвардии Преображенского полка. Она была создана по распоряжению императрицы Елизаветы. Вероятно, именно во время военной службы Алексей Емельянович подружился с преображенцем Алексеем Орловым.





В марте 1862 года Петр III, взойдя на трон, упразднил лейб-компанию, а императрица, Екатерина II,спустя несколько месяцев, совершив переворот, вновь приняла на службу большую часть лейб-компанцев. Однако, отставной поручик А.Е. Столыпин на военную службу не вернулся. Он немного проучился в Московском университете, а затем занялся практическими делами помещика. Дружба с теперь уже влиятельным другом Алексеем Орловым не прекратилась и, благодаря старым связям, Столыпину удалось получить право на винные откупа. Он основал в сельце Столыпине винокуренный завод, который стал приносить помещику хорошие доходы. Постепенно он смог приобрести имения в Саратовской и Симбирской губерниях, купить дома в Пензе и Москве, а позже стать и Кавказским помещиком, где в начале Х1Х века появилось имение «Ново-Столыпино».


Ново-Столыпино.


Дата основания деревни Ново-Столыпино, 1807 год, подтверждается статистическими сборниками по Ставропольской губернии XIX века и документами, которые разыскал сотрудник пятигорского музея «Домик Лермонтова» С.И.Недумов в Государственном архиве Ставропольского края.


Но в тех же статистических сборниках есть сведения о другом ставропольском селе – Отказном, находившемся в соседстве с Ново-Столыпиным. «Село основано в 1784 году на казенной земле, - сообщает А.Твалчрелидзе. – При основании села переселенцам было предложено место «Столыпинка», но они отказались от него и поселились на настоящем местонахождении села, отчего оно и получило название Отказного».


Это даёт возможность предполагать, что земли на Кавказе принадлежали А.Е. Столыпину уже в ХVIII веке. Но быть такое могло, если исходить из реалий заселения русскими земель на Северном Кавказе.


После окончания русско-турецкой войны в 1774 году по предложению Астраханского, Новороссийского и Азовского генерал-губернатора князя Г.А. Потемкина на южной границе России были выстроены «укрепленные селения», а затем сюда стали переселять не только казаков, но и крестьян из внутренних губерний России.


Известный знаток и историк Кавказа П.Г. Бутков отмечал: «Как к умножению поселений на линии именным указом, данным сенату 22 декабря 1782 года дозволено князю Потемкину раздавать земли по линии Моздокской желающим под поселение, с 1784 года и начали являться на Кавказской линии деревни князя А.А. Вяземского, князя А.А.Безбородко, графа А.Р. Воронцова, графа И.Г. Чернышева и др. « Среди «других» мог быть и дворянин Алексей Емельянович Столыпин. Впрочем, так же как и сам Кавказский наместник Г.А. Потемкин. Ведь сохранилось же в памяти у жителей другого села, Солдато-Александровского, соседнего с Ново-Столыпино, что земли, на которых оно расположено, когда-то принадлежали Потемкину.


Екатерина П намеревалась очень быстро освоить новые земли, считая, что военные действия закончатся быстро, и на Кавказе установится мир. Тогда еще никто не мог предположить, что конфликты здесь будут то затихать, то вспыхивать вновь, перейдя в длительную Кавказскую войну, которая завершится лишь в 1864 году. Но освоение земель всё же продолжалось.


В Рескрипте на имя Кавказского и Астраханского губернатора графа И.В. Гудовича от 7 декабря 1807 года император Александр 1 указывал: «Министр внутренних дел донес мне о доставленных Вами сведениях по просьбе отставного поручика Столыпина об отводе ему для поселения и разных хозяйственных заведений до 4000 десятин земли, Кавказской губернии в Георгиевском уезде по течению реки Кумы между дач казенных селений Солдато-Александровского и Отказного состоящей… Я поручаю Вам:

1. Просимый Столыпиным участок до 4000 дес. в себе заключающий, отвесть ему, на точном основании общих правил, для раздачи земель под поселение крестьян существующих…

2. Живущего на сей земле узденя (кабардинского князя – А.К.) Бегидова, с его подвластными, согласно назначению Вашему, переместить на прежнее его кочевье, при речке Етоке, или в другое, способное, по вашему усмотрению место…».


Мы предполагаем, что на приобретение значительного земельного участка Алексей Емельянович решился, заранее обдумав выгоды от вложения в новое имение финансовых средств. Деньги же могли появиться после продажи им в конце 1806 года собственной театральной труппы крепостных актеров и оркестра музыкантов с их детьми. До того времени крепостные актеры Столыпина почти полностью выступали в Москве, в Петровском театре. Император Александр 1 нашел возможным приобрести труппу и оркестр за 32 тысячи рублей.


На « Генеральной карте Кавказской губернии… 1817 года» обозначен хутор Столыпин при слиянии рек Золка и Кума. Алексей Емельянович не имел возможности постоянно заниматься своим кавказским имением и 1 мая 1808 года выдал доверенность на ведение дел своему дворовому человеку Савелию Петрову. Но у Столыпина появились совсем неожиданные трудности: крестьяне соседних сел Отказного и Солдато-Александровского самовольно запахали значительную часть земель нового имения, да еще сумели удержать этот спорный кусок в своих руках.


Какой доход приносили помещику Столыпину новые земли и новое имение, мы не знаем. Скорее всего, крестьяне занимались хлебопашеством. Но помещик не оставлял его без внимания. К тому же на Кавказе было еще одно место, привлекательное для Алексея Емельяновича. Это Кавказские Минеральные Воды.


В начале Х1Х века, когда Кавказские Минеральные Воды, только начинали развиваться, ничто не останавливало путешественников – ни дальняя утомительная дорога, ни опасность быть взятыми в плен «хищниками», ни отсутствие комфорта на водах.


Алексей Емельянович не был исключением. Надеясь на чудо, а под старость он страдал от подагры, Столыпин приезжал к Горячим водам в 1813 году вместе с одним из своих сыновей и «двадцатью восемью людьми». В 1815 году отставной гвардии поручик вновь прибыл на Горячие воды. Лето он провел на водах в обществе своей дочери Екатерины Хастатовой, кавказской помещицы. А в 1817 году до Горячих вод Алексей Емельянович и вовсе не доехал. Он отправился в путь в июне, но по дороге тяжело заболел. Близкий друг семьи М.М.Сперанский сообщал сыну помещика, Александру Алексеевичу, о том, что его отец скончался «за 50 верст не доезжая Теплых вод, … тело добродетельного страдальца предано земле, но где именно не пишут…Он умер как младенец, был до самой минуты весел и покоен; небольшая спазма заставила его остановиться и спросить чаю; между тем как готовили, он вздохнул и сей вздох был последний. Александра Алексеевна держала его руку. Все кончилось, не доезжая только 30 или 40 верст новопоселенной им деревни, куда тело его и будет перевезено, а между тем погребен он в ближайшей деревне».В какой – неизвестно.


Если эти намерения были осуществлены, значит прах Алексея Емельяновича Столыпина покоится в кавказской земле, где-то близ города Георгиевска.




После кончины Алексея Емельяновича Ново-Столыпино перешло во владение его сына, генерал – майора Николая Алексеевича Столыпина. По каталогу земель Кавказской губернии 1819 года значится и « владельческое селение Столыпино» с 74 домами. « Дача отведена для поселения крестьян отцу владельца». После неожиданной смерти Николая Алексеевича в 1830 году, было разделено между другими детьми – Александром и Афанасием Алексеевичами и семьями умерших к этому времени Дмитрия и Аркадия. На долю каждого из наследников пришлось по 700 десятин.





В 1844 году с помощью своего двоюродного дедушки Афанасия Алексеевича часть имения купил правнук А.Е. Столыпина Аким Павлович Шан-Гирей. Но, прежде чем рассказать об этом владельце Ново-Столыпино, вспомним о его бабушке, Екатерине Алексеевне Хастатовой, урожденной Столыпиной.



У Алексея Емельяновича Столыпина было одиннадцать детей. Сыновей своих он определил на службу в Конногвардейский полк, дочерей же обеспечил хорошим приданым.


«Девицы, дочери его, - вспоминал современник Столыпина А.М.Тургенев, - почтенные благородные дамы; сложение дам елизаветинского века, плечистые, благообъятные, благоприятные! Бюст возвышенный опирался на твердом, массивном пьедестале, но природа, наградившая их щедро во всех отношениях, наделила девиц неграциозным длинным носом; едва ли не нос был виновником театрального заведения в доме г. Столыпина. В Симбирской отчине проживая, девицы боярышни изволили сами занимать высокие амплуа в трагических пьесах».


Мемуары А.М.Тургенева относятся к 90-м годам ХУШ века, когда А.Е. Столыпин имел собственный дом в Москве, в Большом Знаменском переулке. Здесь-то и выступала Столыпинская труппа крепостных актеров. Ставили в Столыпинском театре оперетты и пользовался он в Москве большой популярностью, и, наверное, в какой-то степени был средством привлечения женихов для старших дочерей Алексея Емельяновича.


Старшая из боярышень, Елизавета, вышла замуж за капитана в отставке М.А.Арсеньева. Это – бабушка поэта М.Ю. Лермонтова.


Не менее замечательной личностью была третья дочь Столыпина – Екатерина.


«Одна из девиц дочерей Алексея Емельяновича, - вспоминал А.М.Тургенев, - заметив в зеркало на лице расположение к образованию морщинки, выслушала благосклонно генерал-майора армянского племени и закона, Хастатова, и приняла предложение соединиться узами законного брака.


Боже мой! Какой гвалт в Москве белокаменной подняли замоторелые княжны, графини и просто дворянские дщери… кричат, как благородной девице вступить в супружество с армянином! Да ведь она погубила свою душу!


Однако ошиблись «замоторелые девицы»! Екатерина Алексеевна в браке была счастлива, несмотря на большую разницу в возрасте. А.М. Тургенев отмечал доброту и благонамеренность в характере Акима Васильевича Хастатова, в обществе его любили.


Молодые поселились вначале в Петербурге, а затем, после рождения старшей дочери Марии Аким Васильевич вышел в отставку. Хастатовы переехали на Кавказ в имение генерала Шелкозаводское или Земной Рай. «Рай» находился на левом берегу Терека, под прикрытием русской крепости Ивановской. На противоположном берегу была уже земля немирных чеченцев.


По архивным сведениям дача была пожалована предкам Хастатовой - по указу Петра I в 1718 году Сафару Василеву, а затем в 1742 году Луке Ширванову, после чего перешло в казну, а затем принадлежало Хастатову.


Но еще до «персидского» похода Петра 1, в 1710 году на левом берегу Терека армянский купец Сафар Васильев выстроил завод для переработки шелка-сырца в селе Сарафанниково. Так появилось имение Шелкозаводское. В собственность Хастатовых завод перешел в 1764 году. В Шелкозаводском, кроме крепостных Хастатовых жили казенные крестьяне, армяне и грузины, потомки освобожденных Петром 1 персидских пленников. Это было также местом для торговли.


Екатерину Алексеевну прозвали «авангардной помещицей». Она так привыкла к постоянной войне, что мало обращала внимание на опасность. «Если тревога пробуждала ее от ночного сна, она спрашивала о причине звуков набата: «Не пожар ли?» Когда же ей доносили, что это не пожар, а набег, то она спокойно поворачивалась на другую сторону и продолжала прерванный сон».


О бесстрашии Екатерины Алексеевны говорит и другой факт. Когда Хастатова жила в имении, горцы часто нападали на русские поселения. Не избежало этой участи и Шелковое.


Однажды они достигли врасплох Екатерину Алексеевну с малолетним внуком Акимом. Но она не растерялась, встала в простенке и спрятала мальчика под своей широкой юбкой. Горцы не тронули смелую женщину и ушли. Так Екатерина Алексеевна спасла внука он смерти.


В 1809 году Аким Васильевич Хастатов умер, и Екатерине Алексеевне самой пришлось заниматься хозяйственными делами, хоть имение и перешло под опеку ее брата Аркадия Алексеевича, а после его смерти зятьев: П.И.Петрова и П.П. Шан-Гирея. Но те мало вмешивались в дела имения. Екатерине Алексеевне пришлось вести трудную тяжбу с племянниками покойного мужа. Она проявила незаурядную энергию, тяжбу выиграла и аккуратно выполняла все государственные повинности.


Когда в 1812 году началась Отечественная война против Наполеона, Е.А.Хастатова была среди тех кавказских помещиков, кто, как мог, помогал Отечеству в трудное время. В списке дворян «кому именно старейшим в дворянском роде женска пола по Кавказской губернии розданы бронзовые медали, установленные для дворянства в память 1812 года» значится и вдова, генерал-майорша Екатерина Алексеевна Хастатова.


В 1825 году Хастатова добилась утверждения ее умершего мужа и детей в дворянстве. Они были записаны в родословную книгу Кавказской губернии.


Имя Екатерины Алексеевны значится и в числе первых поселенцев на курортах Кавказских Минеральных Вод. Она имела усадьбы на Горячих и Кислых водах.





Екатерина Алексеевна умерла в 1830 году неожиданно, от холеры. Правнучка Хастатовой Евгения Акимовна Шан-Гирей рассказывала: «Екатерина Алексеевна умерла и была похоронена в Георгиевске (я была на ее могиле). Она была образованная, энергичная женщина. Когда была холера, несколько человек среди ее людей заболели холерой, все растерялись и никто не хотел до них дотронуться, она сама пошла к ним, собственноручно растирала их и принимала все необходимые меры, и своим примером заставила делать то же; сама обо всем распорядилась, спасла этих людей, но потом переутомленная заразилась, заболела сама и умерла».




После смерти Хастатовой имение Шелкозаводское и горячеводская усадьба перешли ее младшему сыну – Акиму Акимовичу. Из дневника писателя Л.Н.Толстого известно, что, будучи на Кавказе в 1852 и 1853 годах он бывал у Хастатова в гостях. Дальнейшая судьба имения нами не прослеживалась.

Аким Павлович Шан-Гирей – правнук А.Е. Столыпина.


Маленький Акимушка был на четыре года младше своего троюродного брата Мишеля Лермонтова. Его мама, Марья Акимовна Шан-Гирей, урожденная Хастатова, была любимой племянницей Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, которая даже имение Апалиха купила рядом со своим, для семейства любимой Машеньки.


Аким Шан-Гирей и позже жил в доме Арсеньевой в Москве, а затем переехал вслед за троюродным братом в Петербург. Отношения у них были не только родственные, но и дружественные. Шан-Гирей учился в Артиллерийском училище, часто встречался с поэтом.

Когда Лермонтов погиб, по просьбе его бабушки Аким Павлович разбирал вещи поэта. Рукописи и книги он передал в Публичную библиотеку в Петербурге, а себе оставил его письменный стол и кресло, и некоторые другие дорогие сердцу предметы.



В 1842 году Аким Павлович стал адъютантом начальника полевой конной артиллерии И.А.Арнольди, служил в Кременчуге. В 1844 году Шан-Гирей взял отпуск, а затем вышел в отставку и переехал на Кавказ.


К этому периоду и относится его приобретение Ново-Столыпиновки у вдовы Дмитрия Алексеевича Столыпина по архивным данным в 1845 году. Как мы уже упоминали, в этом Акиму помог его двоюродный дедушка Афанасий Алексеевич, с которым Аким имел самые теплые отношения. В «Азбучных списках всем церквам, местечкам, погостам, деревням и хуторам», за 1836 год отмечено, что помещичья деревня Новостолыпина имела 40 дворов и 266 душ обоего пола, а в «Списках» за 1846 год обозначен её владельцем помещик Шан-Гирей.


Аким Павлович перевез в имение вещи из Петербурга, в том числе дорогие ему кресло и письменный стол Лермонтова.


По документам, хранящимся в Государственном архиве Ставропольского края, в деревне Ново-Столыпино Акиму Павловичу принадлежало 3227 десятин земли, пахотной и сенокосной 2780 десятин, неудобной – 400, дровяного лесу – 17, под садами, усадьбами и выгонами – 30. В деревне проживало 122 человека. Они занимались скотоводством и хлебопашеством, полученный продукт сбывали частью на месте, а частью на соседних базарах.


Деревянный господский дом состоял из пяти комнат «со всеми принадлежностями», при нем был виноградник, фруктовый и тутовый сад.

Какое-то время отставной поручик жил в губернском Ставрополе, но довольно быстро покинул его и стал жителем Пятигорска.


Для Акима Павловича это было знаменательные годы. Он женился на Эмили Александровне Клингенберг, падчерице генерала Верзилина и поселился в Пятигорске. Их дочь, Евгения Акимовна, в замужестве Казьмина, на склоне лет, по просьбе сотрудников музея «Домик Лермонтова», написала воспоминания о родителях. Самые теплые слова ее сказаны об отце и не только потому, что она была дочерью Акима Павловича. Своими делами, поступками он заслужил уважение среди окружающих.


Аким Павлович не оставлял без внимания Ново-Столыпино, которое чаще на Кавказе звали Столыпинкой. Однажды, рассказывала его дочь, он отправился туда по делам и решил забрать в Пятигорск стол и кресло Лермонтова. Прошло совсем немного времени и случился пожар: имение сгорело дотла. Шан-Гирей уже не восстанавливал здесь свой дом в прежнем виде, а значительная часть крестьян вообще переселилась в село Солдато-Александровское. Переселение началось с 1872 года.


Аким Павлович усердно занимался сельским хозяйством. Он построил две мельницы на реке Куме, составил проект о проведении воды из реки Малки в речку Золку, который так и остался без внимания правительства.


Но занятия сельским хозяйством пришлось оставить: пожар в Столыпиновке нанес помещику Шан-Гирею серьезный материальный ущерб. В 1862 году он заложил усадьбу за 20 тысяч рублей.

В 1866 году А.П.Шан-Гирей отдал в аренду Ново-Столыпиновку и дом жены в Пятигорске, вновь поступил на государственную службу, уехал в Закавказье и лишь изредка приезжал в Пятигорск. В 1881 году решилась судьба Ново-Столыпиновки. Шан-Гирей расстался с имением, оно перешло в другие руки. Дальнейшую судьбу столыпинских земель на Кавказе выяснить не удалось. На этих землях в 1965 году было сооружено Отказненское водохранилище. Это место, куда любят приезжать жители Ставрополья: отдохнуть на лоне природы, заняться рыбалкой. Им невдомек, каким образом эти места причастны к биографии Лермонтова и к первым помещикам, которые осваивали Кавказ.

А.Н. Коваленко
Аватара пользователя
Антон
Администратор
 
Сообщения: 5314
Зарегистрирован: 03 май 2010, 12:35
Откуда: Пятигорск
Благодарил (а): 90 раз.
Поблагодарили: 152 раз.

Вернуться в Личности

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: нет зарегистрированных пользователей

< .